Архів якісних рефератів

Знайти реферат за назвою:         Розширений пошук

Меню сайту

Головна сторінка » Литература на русском

Жизненный и творческий путь Николая Чехова (курсовая работа)

Введение

Проблема традиций и новаторства, их соотношения – кардинальная проблема развития искусства конца 19 века. В границах хронологически очень сжатого периода совершался сложнейший процесс обновления как самой действительности, так и неисчерпаемого мира человеческой субъективности. Синтез традиций национального и мирового искусства, определивший пути художников к новаторским открытиям, представляет собой одну из характерных явлений в живописи конца 19 столетия. Актуальность исследования творчества Николая Чехова с позиций художественно-эстетического анализа вызвана необходимостью углубления представлений о малоизученном творчестве глубоко одаренного русского живописца в контексте идей видных представителей новаторской традиции в России конца 19 века. До сих пор не получили должного осмысления психологическая тематика портретописи Николая Чехова, его работа в качестве иллюстратора московских юмористических журналов.

Поэтому своевременным представляется исследование традиций и инноваций в ярком творчестве Николая Чехова, в результате дипломного исследования мы выявим понимание русскими живописцами портрета как индивидуальной формы бытия человека, нами будут раскрыты творческие характеристики человека, связанные с христианской метафизикой личности.

Русский духовный ренессанс конца 19 века проходил под знаком изучения "семиотики души". Русские живописцы и иллюстраторы этого периода констатировали нарождение нового типа человека, более обращенного к внутренней жизни. Через сопоставление и эволюцию понятий "дух" и "душа", "духовность" и "душевность", с помощью которых раскрывается сущностями аспект человеческого бытия, затрагивается художниками спектр вопросов эстетики: художественное отражение, замысел, идея и содержание произведения искусства, духовный опыт художника, внутренний духовный переворот личности конца столетия и др.

Изучение творчества Николая Чехова поможет нам решить такие эстетические вопросы, как создание нового искусства большого стиля, творческое переосмысление классических традиций – прежде всего античности, Возрождения, готики, византийского, древнерусского и народного искусства, искусства стран Востока. Можно определенно сказать, что творчество рано ушедшего из жизни художника ознаменовалось поистине чеховским подходом к иллюстративному искусству, возникшим вследствие освобождения художественного творчества и художественных оценок от гнета социального утилитаризма, освобождения творческой жизни личности.

Задачи дипломной работы продиктованы необходимостью целостного анализа абсолютно неизученного творчества Николая Чехова в рамках системного подхода, позволяющего выявить связь эстетических теорий с конкретной практикой бытописательского и иллюстративного искусства.

Научная новизна дипломной работы состоит в том, что впервые в ней проведен анализ проблемы традиций и инноваций в творчестве Николая Чехова.

При этом:

- выявлен инновационный потенциал творчества замечательного художника и иллюстратора исследуемого периода как процесс отбора, освоения, передачи и развития исторически сложившегося художественного опыта,

- осмыслены философские и психологические основания традиций и инноваций в творчестве художника, относящиеся к области содержания образов (родство миропонимания, концепции человека, нравственных принципов и других моментов),

- изучена коммуникативная функция живописи Николая Чехова как проблема идентификации смысла человеческой деятельности, рассмотрен процесс передачи художественной информации посредством традиции, необходимый для коллективной коммуникации.

В дипломной работы сделан вывод о том, что сюжетом живописи Николая Чехова стала цель человеческой жизни, которая понималась в православии как непрерывный процесс развертывания общения с Богом, с другими людьми и с миром.

Материалы и выводы дипломного исследования дают расширенное представление о русской живописи конца 19 века, а также помогают понять необходимость активного творческого переосмысления классических традиций прошлого для создания нового искусства. Результаты работы могут быть использованы в научно-практической работе и практике преподавания эстетики и живописи.

Дипломная работа также посвящена малоисследованному вопросу творческих связей художника Николая Чехова и классика русской литературы А. П. Чехова.

Тесные творческие связи между столь замечательно одаренными братьями давно вызывали большой интерес искусствоведов.

Некоторые называли Николая Чехова "отражением в живописи А. П. Чехова", видя в жизненных судьбах и в творчестве двух братьев много сходных черт: оба они вышли из одной духовной среды: оба были художниками-реалистами; и тот и другой писали почти всегда малыми формами, короткие рассказы и зарисовки, беря в качестве персонажей простых людей; оба были тонкими психологами; обоим была близка ирония: оба любили лаконизм письма. Общего много – вплоть до того, что оба были больны туберкулезом.

Поэтому цель настоящей дипломной работы будет включать в себя исследование историко-генетических связей творчества А. П. Чехова и брата Николая Чехова, их типологической близости, постановка проблемы влияния и своеобразия, и тем самым – попытка осветить одну из важнейших страниц в объемистой книге духовных связей русской культуры.

Актуальность темы дипломной работы определяется именно этим кругом поставленных в работе задач. Две большие творческие системы – литературная и художественная – взаимодействовали друг с другом в течение почти трех десятилетий.

Братья Чеховы жили в переломный период века. Именно взаимодействие их творчества содействовало рождению чеховского творческого направления в искусстве. Ныне на исходе 20-го века, очень важно осмыслить пройденные пути. Проведенный в данной работе сопоставительный анализ формирования мировоззрения обоих братьев, предпосылок их творчества и их эстетических взглядов позволил найти объяснение сходства и различия в художественных системах младшего и старшего брата, поставить проблему воздействия русской литературы на творчество русских художников, что в конечном счете может помочь выяснению некоторых сторон объективных законов художественного развития. Новизна дипломной работы заключается в том, что в ней впервые более систематически и всесторонне обоснованы проблемы историко-генетических связей и типологического сходства братьев Чеховых в художественном творчестве.

Большинство авторов затрагивало лишь какой-либо один аспект перекличек между творчеством Николая и Антона Чехова – чаще всего в статьях или книгах по другой теме; специально же и более конкретно сопоставлению их творчества уделялось внимания все еще недостаточно. Данная работа делает попытку дополнить сопоставительные исследования русских мемуаристов и исследователей.

Результаты, полученные в дипломной работы, создают основу для более глубокого и многостороннего исследования не только творческих связей Н. П. и А. П. Чехова, но и дают материал для изучения связей двух систем, живописи и литературы в целом, обращая внимание на сложные теоретические вопросы этого взаимодействия.

Наше дипломное исследование о творчестве Николая Чехова начинается с откровенного признания в том, что это не что иное, как "подгляд" за творческим процессом его младшего брата Антона. Мы искренно признаемся, что не стали бы влезать в творческую лабораторию Николая Чехова художника, не будь на свете гениальных творений его младшего брата. По существу в своих рисунках художник Николай Чехов, в обход всякой теории, специального искусствознания, совершенно с неожиданного края, ярко и страстно, доказательно и новаторски, дает нам возможность внедриться в серьезнейшую и загадочную область психологии художественного творчества Антона Павловича Чехова. С одной стороны, – творчества как некоей особенной стихии, сознательной и подсознательной, практической и философской. С другой, – творчества как разумного воображения.

Через Николая Чехова мы обращается к тайне дара, тайне гения, которая до конца не разгадываема, но манит к себе со времен Аристотеля, Платона, Гомера, Шекспира, Пушкина... Раскрывая существо художественного таланта, профессии художника, Николай Чехов вдруг приоткрывает завесы над секретами художественной лаборатории младшего брата Чехова писателя, природа дарования которого до сих пор предстает для нас в огрубленном, поверхностном виде.

Наше обращение к творчеству Николая Чехова, если иметь в виду тип чеховского дара в совокупности, т. е. и талант художника, и талант писателя, позволяет заглянуть в глубочайший колодец вдохновения Антона Павловича, где никогда не иссякала энергия интуиции, воображения, памяти, удерживающей лица, голоса, звуки, движения внешнего потока жизни, чтобы переплавлять все это в неповторимый образ, мысль, красоту, в одно гармоничное целое...

Чеховский "подгляд", [Богословский Н. Ранний Чехов. – Октябрь, 1960, № 1, стр. 160 – 175.] несмотря на почти неизбежные в размышлениях о психологии творчества упрощения, быть может, вольности некоторых ассоциаций, – и будут нашим методом в дальнейшем.

Дав редкую возможность заглянуть в глубину "общего" чеховского колодца, открывает пространство его высоты, дух такого, а не иного, исключительного дарования.

Глава 1. "Жизненный путь, становление и развитие художественного таланта Николая Чехова"

Нет надобности повторять, что у Антона и Николая в детстве не было детства. А это значит, в том смысле, что все вещи и лица представляются с точки зрения вечности, детство должно было как бы заместиться чем-то, что все-таки давало ребенку возможность образования прочной основы мировоззрения. И хотя позже Антон Павлович вроде бы вполне серьезно признавался: "Политического, религиозного и философского мировоззрения у меня еще нет; я меняю его ежемесячно... " [(П., 3, 17)]-основа была.

Что могло стать таким замещением? Уход почти всех братьев Чеховых от грубой, недетской реальности в игру, в фантазию. Уход тайный, глубоко скрытый. Случайно ли Николай Чехов творческую жизнь начал не с живописи, а с музыки? Нет, не случайно. Музыки у него долго не получалось, однако стремление написать именно музыку было с самого начала, что называется, идеей фикс. Став в конце концов художником, он будто замкнул круг, линия которого начиналась в детстве.

В начале мая 1888 года Чеховы приехали на Украину, чтобы провести лето в имении Линтваревых Лука, близ Сум, и это событие не прошло бесследно для творчества писателя. Событие это занимает и особое место в жизни семьи Чеховых, потому что здесь, в имении Линтваревых, 17 июня 1889 года скончался и был похоронен на Лучанском кладбище художник Николай Павлович Чехов.

Н. П. Чехов (1858 – 1889) – автор картин и рисунков, экспонируемых в музеях Чехова. Учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, но курса не закончил. Сведения о нем – в письмах Чехова к нему и разным лицам. [Чехов А. П. Затерянные произведения, неизданные письма, воспоминания, библиография. Л., "Атеней", 1925, стр. 183 – -251.] В 1886 году в письме к этому брату Чехов сформулировал свое кредо "воспитанного человека".

В молодые годы братья имели много общих друзей и знакомых, оба сотрудничали в юмористических журналах: Антон писал, Николай рисовал. Именно благодаря Николаю Антон подружился с такими талантливыми людьми, как пейзажист Левитан и архитектор Шехтель. [Финь-Шампань – псевдоним Федора (Франца) Осиповича Шехтеля (1859-1926), художника, товарища Антона и Николая Чеховых, в дальнейшем – академика архитектуры. В 1880-х годах эпизодически работал в "Будильнике".] Дружба эта не прервалась и после кончины Николая. Шехтель стал автором проекта здания MXT'a и Таганрогской городской библиотеки, в которую Чехов передал значительную часть своих книг.

И Левитан, и Шехтель тянулись к Николаю Чехову, ценя его талант и душевные качества, так же, как и Антон, отмечавший в знаменитом письме к нему 1886 г.: "Все твои хорошие качества я знаю, как свои пять пальцев, ценю их и отношусь к ним с самым глубоким уважением <... > По-моему, ты добр до тряпичности, великодушен, не эгоист, поделяешься последней копейкой, искренен; ты чужд зависти и ненависти, простодушен, жалеешь людей и животных, не ехиден, не злопамятен, доверчив... Ты одарен свыше тем, чего нет у других: у тебя талант" [(П. 1, 222)].

Но Антона Павловича смущала крайняя несобранность художника в работе, беспорядочный образ жизни. "Недостаток же у тебя только один <... > Это – твоя крайняя невоспитанность" [(П. 1, 222)]. В том же письме Антон объясняет Николаю, что такое невоспитанный и воспитанный человек: "Воспитанные люди <... > 3) Они уважают чужую собственность, а потому и платят долги. 4) Они чистосердечны и боятся лжи, как огня. Не лгут они даже в пустяках" [(П. 1,223)].

Еще в 20-х числах февраля 1883 г. в письме брату Александру Антон, выражая тревогу за судьбу Николая, давал высокую оценку его таланту: "Николка <... > шалаберничает; гибнет хороший, сильный, русский талант, гибнет ни за грош... Еще год-два, и песня нашего художника спета <... > Что он делает? Делает все то, что пошло, копеечно <... > а между тем в зале стоит начатой замечательная картина. Ему предложил "Русский театр" иллюстрировать Достоевского... Он дал слово и не сдержит своего слова, а эти иллюстрации дали бы ему имя, хлеб... " [(П. 1, 54)].

Много ли мы знаем о Николае Чехове? Воссоздать его характер и причины его ранней гибели и несостоявшейся судьбы помогут письма друзей и родственников, сохранившиеся в архиве писателя.

Ближайшим другом Николая был архитектор Франц Осипович Шехтель (1859 – 1926), с 1902 г. – академик. В начале 1880-х годов он и Николай сотрудничали в юмористических журналах. В журналах "Сверчок" и "Будильник" [Журнал "Будильник" за 1882 год: в № 5, 7, 8, 9, 10, II, 12, 14, 20, 21, 24.25, 26, 27, 29, 30, 31, 32, 33, 34.] Шехтель подписывал свои рисунки псевдонимами: Ф. Ш. и Финь-Шампань. [Гиляровский В. П. Три зарытых журнала. – В кн.: "Сегодня". Альманах художественной литературы, критики и искусства, кн. 1. М., 1926, стр. 95 – 101.] Журнал "Вокруг света" приглашал к участию художников: Н. П. Чехова, Ф. О. Шехтеля, Левитана. В журнале "Москва" имя Н. П. Чехова стоит рядом с именами А. И. и И. И. Левитана. Рисунки его есть и в журнале "Зритель". Но уже и тогда сказывалось неумение Николая брать себя в руки и выполнять заказ в срок. С этим его качеством пытался бороться Шехтель. В одном из ранних писем Шехтеля Чехову: "Кокоша рисует в К° со мною рождественский номер; трепещу: похоже, что затянет".

И Чехов, и Шехтель уделили много трудов популярному в то время в Москве актеру, антрепренеру Михаилу Валентиновичу Лентовскому (1843 – 1906), создавшему в 1878 г. в Москве театр оперетты в саду "Эрмитаж", в 1882 г. – Фантастический театр, затем – театр "Скоморох" и "Новый театр".

Постановки Лентовского отражены в фельетонах Чехова: "Фантастический театр Лентовского", "Скоморох" – театр М. В. Л., "3-е января", "Калиостро, великий чародей, в Вене" – в журналах: "Москва" и "Зритель", в пародиях: "Нечистые трагики и прокаженные драматурги", "Кавардак в Риме" – в журнале "Будильник", в зарисовках: "Кое-что" в том же журнале.

В антрепризе Лентовского в его саду "Эрмитаж" и в театре на Театральной площади Шехтель оформлял головокружительные феерии: "Путешествие на Луну", "Курочка – золотые яички". К сезону 1886 г. было воздвигнуто в саду "Эрмитаж" театральное здание "Антей" в помпейском стиле, приспособленное для постановки феерий. Получив этот заказ Лентовского, Шехтель привлек Николая для участия в отделке театра. Но тот подвел его. "Рву на себе волосы и зубы с отчаяния: Николай сгинул и замел за собою всякий след <... > внушите ему, что, взяв на себя какие-либо обязательства, он должен же когда-нибудь привести их в исполнение, тем более, что со стороны Лентовского сделано все, зависящее от него (в смысле авансов и т. д.). Ваших внушений он послушается.." (на письме помета Чехова: "Апрель, 86 г.). В следующем письме к Антону Павловичу Шехтель еще раз просит воздействовать на Николая: "... повлияйте на него, усовестите его: Вы представить себе не можете, в какое скверное положение он поставил меня и тем более Лентовского, который рвет на себе волосы <... > Театр приспособлен таким образом, что, если не будут панно – остаются голые места. Николай берется написать их и не находит какого-либо другого время, как именно это, чтобы пьянствовать с Ломакиным". После безвестной трехдневной пропажи, наконец, третьего дня он появляется ровно на полчаса, и для чего же? Чтобы рассказать небывальщину о том, как он заехал к Ломакину на минуту, но с ним там делается обморок, в котором он пролежал у него ровно три дня; берет у Лентовского еще 100 руб. (4-я сотня) и моментально пропадает <... > Об одном я прошу Вас: повлиять на него, чтобы он как-нибудь оформил это дело. Отстранить его от этого заказа теперь неизбежно <... > Вместо его взят Коровин, который, ввиду того, что остается всего 4 дня, запросил сумасшедшие деньги. Николай прошалаберничал ровно полторы недели <... > я, со своей стороны, конечно, объясняю это неумением владеть собою и феноменальною распущенностью, хотя, по-моему, где дело касается денег, нужно бы было быть более щепетильным... ". [Кириченко Евгения. Каменная летопись // Куранты. Историко-краеведческий альманах. – М.: Московский рабочий, 1987.– С. 243 – 251]

Чехов в это время находился в Петербурге. После писем Шехтеля, выполняя его просьбу, Чехов и пишет знаменитое письмо Николаю, которое было принято датировать мартом 1886 г [(П. 1, 221 – 225, 431)]. Теперь ясно, что дату надо изменить на: "Апрель, около 26". Шехтель в письме с пометой Чехова: "Апрель 86" дает оценку: "Повторяю: Лентовский – цыган". Чехов в письме от 26 апреля отвечает: "Вы, кажется, ошибаетесь: Лентовский <... > взбалмошный человек, который сам себя не понимает. <... > Буду писать ему насчет феерии". И там же: Если напишете <... > где теперь Николай, то я скажу спасибо в квадрате" [(П. 1, 240)].

Письма Шехтеля Чехову 1886 – 1887 гг. полны жалобами на Николая, но с весны 1887 года появляется тревога за здоровье друга. 26 марта 1887 года: "Николай пишет, что он очень болен и харкает кровью <... > Он просит не говорить Вам об этом – но это ерунда. Не соберемся ли мы сегодня вечером к нему, я бы заехал к Вам около восьми часов". Осенью того же года: "Сегодня он <Николай> присылает записку: просит прислать доктора, совсем истекает кровью. Сейчас еду и привезу кого-нибудь <... > Не приедете ли Вы?".

В 1883 – 1889 гг. Шехтель выполнял в Рязанской губ. и Москве заказы П. П. и C. Л. Дервизов, известных в ту пору помещиков-промышленников, коннозаводчиков и меценатов. [Измайлов А. А. Первые шаги Антоши Чехонте. – В кн.: А. П. Чехов. Полное собрание сочинений, т. 22. Спб., изд. А. Ф. Маркса, 1911.] В Кирицах для С. П. Дервиза по проектам Шехтеля сооружались загородный дом, церковь, конный двор, великолепный парк с мостами, гротами, беседками, системой прудов, романтической каменной оградой и живописными въездами-воротами. По проекту Шехтеля для Дервизов возводился усадебный дом в Сохе; огромный усадебный ансамбль П. П. Дервиза в Старожилове; в Москве – проект отделки интерьеров дома С. П. Дервиза у Красных ворот на Садово-Черногрязской ул. (1886 – 1889). В ноябре-декабре 1888 года Николай опять подвел Шехтеля, привлекшего его к работе над образами для церкви Дервизов.

20 ноября 1888 года Шехтель писал Чехову: "Выручите меня, Бога ради! Сообщите, что Николай, где Николай. Отдайте, по крайней мере, посыльному доски для образов иконостаса церкви фон Дервиза; пока еще есть время, я отдам их писать. Пропадание Николая и вообще весь его поступок со мною и этот раз, как две капли воды, похож на историю с Лентовским. Эскизов образов, которые он должен был сделать уже давно – добиться нельзя; сам он пропадает, не говоря уже о ста рублях, взятых им вперед <... > я хотел в последний раз попробовать дать дело Николаю – он же продолжает платить мне все одною и тою же монетою. Верните, пожалуйста, доски посланному – я, помимо нравственного ущерба, несу также и материальный, так как плачу неустойки 150 р. в день в случае неокончания церкви к сроку".

26 ноября Шехтель обратился к Чехову с просьбой воздействовать на Николая: "... третья неделя уж идет, как в один прекрасный день Николай улетучился – с тех пор о нем нет и слуха. <... > Пусть он мне лишь отдаст доски – больше мне ничего не надо <... > Может быть, теперь он образумится, будет работать: я готов забыть все – лишь бы он работал. Церковь не может не быть готова к сроку, хотя бы пришлось мне последние штаны отдать – но я должен окончить к сроку ".

Так долго терпеть слабости Николая заставляли Шехтеля не только симпатичные качества натуры последнего, но и его талант. Он и материально помогал Николаю. Об этом свидетельствует их переписка. "Ты неисправим, Николаище! Посылаю 3 р., больше нет", – писал Шехтель 13 февраля 1888 года. В один из конвертов он вложил 10 рублей для Николая, в другой 3000 р. с. ".

26 июня 1889 года, получив от Антона Павловича известие о кончине художника, Шехтель отвечал ему: "Я получил Ваше извещение <... > о смерти Николая – я его любил, как брата, и эта весть заставила меня бессознательно заплакать, что со мною редко бывает.

Хорошо, что он последние свои дни, может быть, самые счастливые, провел в своей семье; да и не порывай он с нею для той скитальческой жизни, к которой он так тяготел, он был бы, всего вероятнее, здоров и жив.

Теперь, когда его уже нет более, остается лишь вспомянуть, да и почаще вспоминать его детски-чистую душу, к которой ничего грязного не приставало, несмотря на всю близость массы грязи, около которой приходится тереться; ему же следует это поставить даже в большую заслугу – он был слабохарактернее многих. Буду ждать Вашего возвращения в Москву, чтобы услышать о его последних днях... ".

В приводимом выше письме Николаю от апреля 1886 года, анализируя причины его "невоспитанности", Чехов в первую очередь отмечает тяжелые бытовые условия семьи. Эта же сторона жизни Чеховых – в письмах матери, Евгении Яковлевны, бесконечно любившей Николая.

В сентябре 1875 г. Евгения Яковлевна пишет из Таганрога в Москву сыновьям Александру и Николаю: [Письма А. П. Чехову его брата Александра Чехов а. М., Соцэкгиз, 1939, стр. 31 – 84.] "Милый Сыночек Сашечка <... > не написал, определился ли Коля мой дорогой в Академию. Вы не ладите. Очень жаль, мне так и кажется, что ты Колю обижаешь. Не сердись за это, что я пишу откровенно. Жалей его: он малодушный <... > Милой мой и любезной крошечка Колечка, как ты поживаешь? <... > Определился ли ты в Академию? Хоть бы я успокоилась. <... > Вот уже пора тебе деньги посылать, а мы не знаем, как <... > Мы послали 26-го 2 рубля. Как видно, Вы не получили. Саше – 1.50 и тебе 50 коп. на ужин".

12 октября 1875 г.: "Милые, прекрасные мои сыночки, Сашечка и Колечка <... > не имею минуты покою, что Вы не имеете теплой одежды. Вчера, 11-го октября. Вам послал папаша 8 руб. Саше 3 целковых на халат, а Коле 5; у Вас есть Антошины 5 руб. Милой Саша, собери эти деньги, всех 13 рублей, и купи, пожалуйста, Коле теплое пальто; если в магазинах нет на эту цену, то потрудись на толчке посмотреть, сделай милость, постарайся купить потеплее <... > У нас теперь больше денег нет, а что делать Коле с сапогами? <... > не осуждайте нас, что денег мало <... > Колю на праздники надо взять, а денег нет".

И 13 апреля 1876 г.: "... сегодня отнесли на почту II руб. денег на Колино имя в Академию <... > потерпите еще немного, а там – как Бог даст: может, папаша дело найдет в Москве, а если Бог откажет, то все вместе приедете; как-нибудь пропитаемся; я очень горюю и за вами тоскую... "

В этом письме есть слова, кажущиеся неожиданными в устах Е. Я. Чеховой: "... ради Бога, старайтесь учиться: в этом вся наша жизнь и польза".

Именно мать прекрасно знала особенности характера своего несчастного сына: талант, который он не смог по-настоящему проявить из-за бедности и безволия. В 1879 г. она напишет Антону в Таганрог, гордясь Николаем: "Слава Богу, наш Коля уже и в Москве известный, называют "знаменитый художник".

23 апреля 1889 г. Антон, Иван и Николай Чеховы и их друг – флейтист А. И. Иваненко (ок. 1862 – после 1926) выехали из Москвы в Сумы. Для Николая Чехова этот путь на Украину оказался последним путешествием в жизни. В дороге он начал писать письмо врачу Н. Н. Оболонскому (1857 – 1911), закончил его (с обещанием продолжения) через несколько дней – на Луке. В нем – последние рисунки Николая и талантливые описания поездки братьев Чеховых, и в частности – ценные сведения для "Летописи жизни и творчества" Чехова тех месяцев.

Над текстом – рисунок поезда, в клубах дыма несущегося по железнодорожному полотну. Под рисунком – подпись: "Н. Чехов. 89".

В письме А. П. Чехова от 29 марта 1899 г., адресованном сестре, было высказано его желание, оставшееся нереализованным: "В "Сверчке" за 1883 г. много превосходных рисунков Николая. Вот если бы поискать у букинистов под Сухаревой и купить! Я решил собрать все рисунки Николая, сделать альбом и послать в Таганр<огскую> библиотеку с приказом хранить. Есть такие рисунки, что даже не верится, как это мы до сих пор не позаботились собрать их" [(П. 8,139)].

Николай Павлович Чехов заслуживает издания такого альбома не только как брат великого писателя и иллюстратор его ранних вещей, но и как талантливый художник, спутник молодости Левитана, Коровина, Шехтеля.

"Без Москвы не могу себя представить"

К осени 1876 года положение складывалось следующим образом. В 1875 году окончил таганрогскую гимназию и уехал в Москву старший брат Александр. Вместе с ним поехал Николай, окончивший пять классов гимназии. В Москве Александр поступил в университет, Николай после некоторых мытарств – в Школу живописи, ваяния и зодчества. Отец бежал из Таганрога в Москву в апреле 1876 года.

В 1878 году Николай и Александр, братья Антона Павловича, жили в Москве, бедствовали, зарабатывая на жизнь уроками или, при удаче, продажей картин, которые писал Николай, но, огорчая родителей, оба кутили.

В Таганрог Александр писал: "Эту зиму мы с Николаем порядочно покутили, побывали раза четыре в Стрельне. Я думаю, ты знаешь, что такое Стрельна? Это роскошный ресторан в глухом лесу в Петровском парке. Побывать в Стрельне – это верх кутежа". [Дерман А. Москва в жизни и творчестве А. П. Чехова. М., "Московский рабочий", 1948.]

Что такое Стрельца, Антон, вероятно, знал, потому что приезжал в Москву на пасхальные каникулы 1877 года. В 1886 году Александр вспоминал: "... я помню твой первый приезд в Москву... Помню, как мы вместе шли, кажется, по Знаменке (не знаю наверное). Я был в цилиндре и старался как можно более, будучи студентом, выиграть в твоих глазах. Для меня было по тогдашнему возрасту важно ознаменовать себя чем-нибудь перед тобою. Я рыгнул какой-то старухе прямо в лицо. Но это не произвело на тебя того впечатления, какого я ждал. Этот поступок покоробил тебя. Ты с сдержанным упреком сказал мне: "Ты все еще такой же ашара, как и был". Я не понял тогда и принял это за похвалу".

Кутежи студенческих лет закончились для Александра и Николая неизлечимым алкоголизмом.

Явно подразумевая Сашу и Колю, Павел Егорович наказывал Антону учиться, "невзирая на вечера и театры и маскерады, как на вещи прилагательные.

Александр в это время начал заболевать своей страшной болезнью, попав в дурное общество братьев Третьяковых, где пьянствовали с утра до вечера. Николай тогда же перебивался по урокам, а потом последовал старшему брату в том же духе.

Описание одного такого кутежа с Третьяковыми дано самим Н. П. Чеховым в письме к брату Антону в Таганрог летом 1878 г. Сначала Н. П. Чехов излагает свои планы: "Нужно за этот год кончить курс и ехать в Петербург. Чтобы учиться живописи, нужно постоянно развивать себя какими бы то ни было путями (... } Сегодня получил от К. И. Макарова письмо. Он кланяется тебе и, между прочим, надеется, что я много сделал. Коровин из Пушкина (села) высказывает тоже надежду (...) а я ничего не сделал – хочу догнать".

Но тут же рассказывает, как они отправились с одним из братьев Третьяковых в сад "Эрмитаж", как богатый бездельник преподнес содержателю сада Лентовскому трость с серебряным набалдашником в виде кукиша: "Публика захлопала, а он, обратившись ко мне, закричал: "Ну, теперь пойдем в буфет". [Пименова Э. К. Дни минувшие. Воспоминания. Л. – М., "Книга", 1929.]

Так, с постоянным оправданием "некогда" и вечным обещанием "хочу догнать", вошедшими как присловья в обиход чеховской семьи, пролетела, сгорела краткая жизнь талантливого, умного человека, чье дарованье не исследовано по-настоящему до сих пор. В чем истоки слабой воли, пагубного пристрастия, драматической судьбы? В характере, данном от природы? В окружении? В атмосфере ранних лет жизни? Все это чрезвычайно важно для понимания личности А. П. Чехова, детство и отрочество которого были такими же, как и у Николая. [Роскин А., Антоша Чехонте. М., "Советский писатель", 1959.] Тут ценно каждое воспоминание, уточнение, размышление, принадлежащие тем, кто жил тогда рядом с ними.

В Москве, куда Павел Егорович уехал после банкротства, Чеховым жилось трудно, ученье у младших не налаживалось.

Истоки художественного таланта Николая Чехова можно проследить. Известно, что Павел Егорович, отец братьев Чеховых, в свободное от торговли время писал иконы. Одна из них сохранилась. Это Богородица с младенцем, вырисованная с величайшим тщанием, терпеливо, четко, подробно, словно бы с натуры: работа человека, не сомневающегося в том, что Богородица существует физически. Скорее фотография, чем образ, овеянный верой и лирикой.

Отец Николая Чехова был религиозным человеком, но в его вере не было терпимости и добродушия. Была жесткая убежденность, внушенная не столько верой в предвечную справедливость и добро, сколько страхом перед казнями ада. Законоучитель гимназии протоиерей Ф. Покровский резко порицал его, – "Из ваших детей не выйдет ровно ничего. Разве только из одного старшего, Александра". Отец Федор ошибся, но не во всем: Александр, Николай и Антон выросли неверующими, и в этом смысле из них действительно не вышло ровно ничего. За очевидным желанием Николая Чехова жить одному, за упоминаниями о суете и дрязгах, неизбежных в семейном быту, встает непростая, драматичная история одинокого существования Чехова в своей семье, с которой он был накрепко и навсегда связан и от которой в духовном плане был во многом далек в силу собственной талантливости, удивительного своеобразия своего мироощущения. [ОР РГБ. Ф. 331. К. 81. Ед. хр. 1.– Л. 16 – 18.]

Николай Чехов впервые увидел Москву будучи семнадцатилетним юношей. Весной 1875 г. он приехал сюда из Таганрога поступать в художественное училище. Древний русский город с его величественным Кремлем, улицами и площадями, наполненными оживленной толпой, произвел на молодого человека ошеломляющее впечатление.

В 1876 г. в Москву переехала его семья, а в 1879 г., получив аттестат зрелости, перебрался в Москву Антон Павлович. Прошло немного времени, и Антон Павлович сказал слова, выражающие чувства всех братьев: "Я навсегда москвич".

Жизнь и творчество Николая Чехова навсегда стали связаны с Москвой. Здесь протекали студенческие годы Николая Павловича, началась его работа иллюстратором в журналах, выросли его художественные, общественные, дружеские связи. Москва была одним из источников, питавших творчество Николая Чехова. И даже когда резкое ухудшение здоровья заставило художника уехать на юг, он не порывал глубокой внутренней связи с любимым городом.

Николаю Чехову была близка Москва трудового люда, демократической интеллигенции, к которой принадлежал и сам художник. Николаю Павловичу был дорог город, где жили и работали большие русские ученые, где находился старейший в России университет и замечательный Малый театр, который называли тогда вторым университетом. Москва привлекала художника своим неповторимым, чисто русским национальным колоритом, широтой и разнообразием культурной жизни, богатством исторических воспоминаний. [Чуковский К. Антон Чехов. – В кн. Ч.: Современники. М., "Молодая гвардия", 1962 ("Жизнь замечательных людей"), стр. 5 – 134.]

Николай Чехов любил Москву как настоящий москвич. Чехову были милы по-особому уютные московские улицы, московские люди, даже московский климат. И, что особенно важно, Москва давала художнику глубокое и непосредственное ощущение родины. Здесь, по словам современника Н. П. Чехова С, Я. Елпатьевского, "сосредоточивалось все, что было в России самого хорошего, приятного, милого для Чехова".

Однако Москва дала Николаю Павловичу не только много светлых, радостных дней, но и немало горечи. Сдержанный по натуре и никогда не любивший жаловаться, Николай Павлович в письме к брату, перечисляя то, что отравляло ему жизнь в юности, говорит о "московском житии".. Тяжелым был путь молодого человека, приехавшего в Москву искать свое место в жизни. Бедность, почти нищета. Необходимость не только зарабатывать себе на жизнь, но и помогать большой беднеющей семье.

Во время работы над большим циклом рисунков " Зарисовки московской жизни", печатавшихся в 1883 – 1885 гг. в журнале "Будильник", ему удалось сосредоточить все внимание на теневых сторонах жизни Москвы.

Редактор журнала Н. А. Лейкин [Введенский А. Н. А. Лейкин. – Исторический вестник, 1880, № 6, стр. 634 – 643.] поставил перед Николаем и его братом Антоном Чеховым задачу в юмористической форме " рисовать и говорить о всем выдающемся в Москве по части безобразий, вышучивать, бичевать, ни перед чем не умиляться". При этом Лейкин требовал не игнорировать и "мелкие фактцы", [Чехов А. П. Письма к Н. А. Лейкину и о Лейкине. 1883 – 1900.– В кн.: А. П. Чехов. Полное собрание сочинений и писем, тт. 13 – 18.(См. именные указатели.)] вроде купцов – гуляк и буянов или актеров, не по заслугам захваленных рецензентами. Конечно, такая программа крайне ограничивала тематику московских зарисовок Николая Чехова. С другой стороны, жесточайший цензурный гнет совершенно не давал возможности открыто зарисовывать многое, действительно достойное бичевания.

Большая часть рисунков изображает юмористические картинки быта Москвы того времени: свадьбы, похороны, судебные дела, происшествия, праздники, увеселения, карнавалы, фантасмагории с "чертяшками", не хотели произносить, и т. д.

Значительное внимание уделяет Николай Чехов зарисовкам театральной жизни, прессе. Николай Чехов в своих иллюстрациях выступает как разоблачитель дикости нравов мещанской Москвы, тупости ее капиталистических хозяев, пошлости реакционной бульварной журналистики.

В высказываниях Николай Павлович бранит низкопробные журнальчики и газеты-подёнки, самым отрицательным образом отзывается о среде сотрудников этой мелкой прессы, с которой ему приходилось иметь дело почти ежедневно.

"Московское житие" Николая Павловича началось в комнатах художников, где "пахло сыростью и через окна виднелись одни помойные зады московских дворов". В 1876 – 1879 гг., семья Чеховых переменила двенадцать квартир! Это происходило по очень простой причине: у Чеховых не всегда были деньги для своевременной уплаты за квартиру, и домохозяева стремились избавиться от неаккуратных плательщиков.

До 1885 г. его брат А. П. Чехов и вся семья жили в районе Трубной улицы – Сретенки, пользовавшемся тогда сомнительной репутацией. Совсем недалеко был Соболев переулок – место самых грязных притонов, увековеченное впоследствии в рассказе Чехова "Припадок". Рядом находилась Сухаревка – крупнейший московский рынок, приют мелких торговцев и жуликов. Зато на Трубной площади был большой торг птицами и всяческой живностью, так поэтически зарисованный Николаем Чеховым в графических эскизах.

В доме на Садовой-Кудринской вместе с А. П. Чеховым жили мать Евгения Яковлевна, сестра Мария Павловна, младший брат Михаил Павлович. Отец писателя Павел Егорович, квартировавший у сына Ивана Павловича, ежедневно бывал в кудринском доме. Здесь эпизодически жили брат писателя Николай Павлович и тетушка Федосья Яковлевна Долженко с сыном Алешей. Зимой 1888/89 г. в семье писателя жил сын знакомых Сережа Киселев.

В настоящее время, побывав там в музее А. П. Чехова, мы найдем там множество личных вещей и переданных семье братом Николаем. Например в гостиной стоял аквариум, и одну из стен украшала большая картина Николая Павловича Чехова "Бедность", изображавшая швею, уснувшую за работой.

Писатель А. С. Лазарев-Грузинский вспоминал, что рассказывал ему А. П. Чехов о происхождении обстановки гостиной: "Указав на аквариум, пианино и мебель, Чехов сказал мне: "Хорошо быть литератором... Это все дала мне литература". [Белоусов И. А. Литературная, среда. Воспоминания. 1880 – 1928. М. "Никитинские субботники", 1928.] Но когда я с некоторым почтением взглянул на вещи, данные литературой, Чехов рассмеялся и пояснил, что пианино взято им напрокат, а часть мебели принадлежит его брату Николаю. Кажется, это была в некотором роде "литературная мебель".

В письме к брату Александру Павловичу в 1883 г. Чехов сообщает: "Живем сносно... Есть пианино, мебель хорошая. Помнишь уткинскую мебель? Теперь вся она у нас". Эта "уткинская мебель" попала в квартиру Чеховых довольно оригинальным путем. В 1883 г. издательница юмористического журнала "Будильник" потерпела финансовый крах. [Шаталов С. Е. А. П. Чехов в борьбе за идейность юмористики начала 80-х годов. – Труды Таджикского гос. учительского института, т. 3, 1955, стр. 81 – 102.] Так как у нее не было денег, она заплатила гонорар сотрудникам журнала, в том числе и брату писателя – художнику Николаю Чехову, мебелью из редакционной квартиры. Николай Павлович, живший в "номерах", отдал мебель своей семье.

Николай обладал большими музыкальными способностями. Он не имел никакого музыкального образования, но неплохо играл на рояле. "Когда у нас на квартире появился инструмент, – вспоминает сестра Чехова, – Николай Павлович, приходя к нам, обычно садился играть, а Антон Павлович любил в это время работать. Большой популярностью у нас пользовалась одна из известных рапсодий Листа в исполнении Николая (об этой рапсодии Антон Павлович упоминает в своем рассказе "Забыл!!"). Я помню, как Антон Павлович говаривал: "Эх, если бы мне талант Николая... " [Ермилов В. Чехов. М., "Молодая гвардия", 1946 ("Жизнь замечательных людей").]

Аналитический обзор творчества Н. Чехова.

Московские юмористические журналы, работа в которых наиболее полно выявила стороны творчества Николая Чехова стали ярким этапом в истории художественного развития искусств в России. Действительно, круг затрагиваемых ими проблем был столь обширен, а недолгая деятельность в них Николая Чехова столь заметна, что любой исследователь иллюстративной журнальной конца 19 века не сможет миновать такого явления, как журнальные иллюстрации Николая Чехова.

Юмористические издания предназначались для самой широкой публики и не отличались высоким качеством текста и оформления. Различные заказы выполнялись в основном для заработка: Николай Чехов собирался быть только живописцем, и работа журнального иллюстратора была для него второстепенной. Словно подчеркивая незначительность сотрудничества в мелких журналах для своей основной деятельности, он подписывал рисунки буквами "Н. Ч. ".

Участие Николай Чехова в московских журналах выражалось не только в создании собственно рисунков для журнала – как раз они в первые годы его иллюстративной деятельности были немногочисленны, – но и в определении общей художественно-оформительской линии журнала. Построение самого листа – соотношение шрифта, полей, расположение рисунков, текста, орнамента, виньеток, заставок, концовок – дело его рук.

Работы Николая Чехова – портреты И. И. Левитана, два портрета А. П. Чехова, "Женский портрет" (1983), – отличаются свободой исполнения и уверенным профессионализмом. Лучшая из них – литографированный портрет А. П. Чехова – поражает контрастностью сопоставления черного и белого. Живописный рисунок исполнен мелким, довольно коротким штрихом, выразителен не сам штрих, а масса пятна. Трехчетвертной поворот головы, расположение рисунка в верхней части листа, смещение центральной оси вносят оттенок беспокойства, подчеркивают трагический характер образа.

Мотивы, характерные для собственно журнальной графики Николая Чехова, определяются очень рано и остаются почти неизменными на протяжении всей его деятельности. Преимущественно это смесь бытовых и историко-мифологических тем. В его виньетках часты изображения античных ваз, свисающих гирлянд, сосудов со спиралевидным орнаментом, фавнов, сатиресс, развалин храмов.

Великолепны по техническому совершенству контурные рисунки; они легки и изящны, словно кружевной узор, наброшенный на лист. Графическое оформление обычно не находится в тесной зависимости от текста. Орнаменты, взаимодействующие со шрифтом, окаймляющие лист целиком, заключающие текст в себя, у него редки, также нет сочных гнутых линий, орнаментов, созданных пятном. Линейность рисунка Николая Чехова явилась следствием воздействия графики Левитана, сказывающегося в его творчестве в большей степени, чем у кого-либо из художников левитановского окружения. Созданный непосредственно под влиянием Левитана рисунок " Видение" (1882) впечатляет свободой владения контуром, сопоставлением различных способов рисунка – гибкая линия, бисерный пунктир в рисунке облаков, темные заливки, штрихи пера.

Но полностью контурными, плоскостными рисунки Николая Чехова назвать нельзя. Он не отказывается от штриховой моделировки, создающей впечатление объема, от пространственного мотива, который создается обычно обрамлением виньетки (колонны, круглая беседка) или введением в рисунок второго плана (обложка журнала "Будильник" 1881 г. с бегущими гонцами, гонимыми звуками королевской трубы). Часто такой пространственный мотив создается двумя рисунками, которые сами по себе плоскостны, но один из которых заключен в другой, чем создается иллюзия пространственного отношения этих рисунков (иллюстрации журнала "Будильник " за 1881 год). Этим же тяготением к объемности рисунка объясняется отсутствие силуэтов.

Ученические рисунки Николая Чехова нередко были сделаны резкими противопоставлениями черных и белых пятен, без общей контурной линии, полутоновых переходов. Рисунок несет в себе не только сопоставление черного и белого, но и контраст резкого движения и статичного обрамления.

Блестящая журнальная графика Николая Чехова современниками оценивалась достаточно высоко. Левитан говорит о Николае Чехове как о "дерзком графике", отзываясь о Николай Чехове-живописце лишь как о весьма благоразумном портретисте. Живописные работы Николая Чехова публика могла видеть на выставках картин журнала "Москва". Уже на первую выставку, в 1882 году, Николай Чехов представил "Портрет неизвестного студента" – один из лучших своих ранних портретов, к сожалению, вероятно утерянных, и одно из наиболее удачных изображений. К зрителю приближена фигура читающего человека, глубоко сидящего в уютном кожаном кресле, в позе удобной и привычной.

Неизвестный студент окружен немногими предметами, каждый из которых должен представить и объяснить человека: папка с рисунками, старинный незажженный камин, развевающийся балахон от сказочно огромной кровати. Этот портрет – одно из немногих изображений "человека в среде", что придает оттенок жанровости картине. Среда, окружение участвуют в создании образа человека, характеризуют его и не менее важны для сложения общего впечатления, чем лицо или поза. Портрет исполнен пастелью, положенной очень пастозно, в выборе средств сказывается общий интерес Николая Чехова к графическим техникам.

Портрет неизвестного студента относится к той же группе портретов "в интерьере", но окружающие вещи играют меньшую роль и не в такой степени участвуют в создании образа портретируемого. Сгорбленная фигурка с непомерно длинными руками словно внезапно появляется откуда-то снизу; быстрый взгляд маленьких глаз; общее впечатление юркости и подвижности. Портрет выполнен пастелью в гамме очень легкой и светлой, написан очень свободно, так, что можно увидеть направление штрихов. Хотя манера письма в "Портрете неизвестного студента" более подробна, чем в последующих работах, но в нем заметно уже тяготение к плоскостности и силуэтности построения. Эти качества нарастают в дальнейшем творчестве Николая Чехова.

Другие работы раннего периода – некоторые портреты, "Портрет Ани Маевской", "В кафе" – словно воплощают бытовавшее тогда представление о женщине модерна. Существо загадочное, опасное, влекущее и околдовывающее, наделенное демонической красотой, – такова была маска женщины модерна. Подобную трактовку можно встретить и у Николая Чехова, но чаще он "поэт кокотки и светской нарядницы", в его представлении женщина – греховная и очаровательная, прелестная и нарядная кукла, окруженная роскошью простоты и бедности. Гибкая фигурка, своим движением напоминающая зверька; тонкое остренькое личико, пленительное и порочное, окруженное рыжими волосами, обернулось к зрителю; высокий узкий бокал в холеной руке – стильная декадентка, черно-белая, тонкая, как горностай, с таинственной улыбкой.

Живопись почти монохромна, не ярка (самые резкие пятна – оранжевые яйца и рыжие волосы), построена на подчинении всех частей картины темному силуэту фигуры. Длинные, волнистые, змеящиеся мазки усиливают ощущение упругой энергии цветовых пятен. Серо-сизые, коричнево-дымчатые, желтовато-зеленые тона делают живопись нарядной и эффектной при всей ее цветовой сдержанности,

В художественных выставках Николай Чехов участвовал не только как постоянный экспонент, но и как художник интерьера. До этих выставок в России не обращалось особого внимания на искусство экспозиции. Прежде была характерна тесная развеска картин на стенах, выкрашенных в глухие тона; особо значительные полотна иногда помещались на стендах красного бархата, что могло совершенно погубить живописные достоинства вещи. Иногда предпринимались попытки подготовить зрителей к восприятию картин, но делалось это при помощи грубых муляжей, тяжело и безвкусно (например, на выставке пейзажей Клевера, декорированной деревьями и чучелами птиц).

Оформление художественных и студенческих выставок 1879-1980 гг., в которых принимал участие Николай Чехов, казалось истинно революционным. Стены, выкрашенные в разные цвета, как правило, очень светлые и легкие, свободная развеска картин, обилие цветов создавали праздничную атмосферу. Картины удобно было рассматривать, общий рисунок развески был тщательно продуман. Чередование фризообразного размещения с отдельно висящими картинами, введение в экспозицию большого количества предметов декоративно-прикладного искусства, скульптуры разрушало обычную монотонность, создавало впечатление обширности и разнообразия выставки.

Оформленная подобным образом выставка 1880 г. пользовалась большим успехом. Выставка носила исторический характер – на ней были представлены древнерусские иконы, искусство петровского времени, портреты Левицкого и Боровиковского, работы современных художников.

Оформление выставок стало своеобразной специальностью кружка художников, в котором принимал участие Николай Чехов, добившийся в этой области значительных достижений.




Реферат на тему: Жизненный и творческий путь Николая Чехова (курсовая работа)


Схожі реферати



5ka.at.ua © 2010 - 2017. Всі права застережені. При використанні матеріалів активне посилання на сайт обов'язкове.    
.