Архів якісних рефератів

Знайти реферат за назвою:         Розширений пошук

Меню сайту

Головна сторінка » Литература на русском

Взаимодействие жанров в произведениях И.С.Тургенева 1864-1870-х годов (дипломная работа)

Оглавление I.Введение. II.Глава 1. Проблемы теории жанра в литературоведении. 1.1.Типологии жанров в истории литературоведения (Г.В.Ф.Гегель, А.Н.Веселовский) 1.2.Современное западное литературоведение о проблеме жанра. 1.3.Разработка типологии жанров в отечественном литературоведении XX века.

1.4.Типология жанров Г.Н.Поспелова

1.5.Жанровая типология М.М. Бахтина.

1.6.Проблема литературных родов и жанров в понимании

В.В.Кожинова.

.

III. Глава 2. Предпосылки обращения к ''таинственной'' теме и возникновение ''таинственной'' прозы в творчестве И.С.Тургенева.

IV. Глава 3. Взаимодействие жанров в произведениях И.С.Тургенева 1864-1870-х годов.

3.1. Синтез жанров в повести «Призраки» (сказка, путешествие, очерк, автобиография, элегия).

3.2. Жанровое своеобразие повести «Довольно».

3.3. Жанр ''студии'' как совокупность признаков различных прозаических жанров (''Странная история'').

3.4. Синтез жанров в повести-воспоминании ''Степной король Лир''.

V. Заключение.

VI. Список использованной литературы.

ВВЕДЕНИЕ.

Понятие литературного процесса в современном литературоведении включает в себя постоянное взаимодействие двух тенденций: «Преемственное развитие есть диалектическое единство сохранения и отрицания, рост нового на основе старого, с принятием его или в борьбе с ним. Без сохранения нет обогащения, накопления; без отрицания нет развития, обновления.»(XIV, 28). Сложный процесс литературного развития может быть отражен только в разветвленной системе разных по своей функции литературоведческих понятий: ведь необходимо фиксировать как наиболее изменчивое, так и относительно устойчивое в творчестве. К числу категорий, указывающих на огромную роль традиции, элементов повторяемости в литературе, и относится жанр.(XCIV, 23)

По мнению исследователей, изучение жанровой специфики – это новый подход к изучению жанров, который позволяет не только объяснить сами жанры и их эволюцию, но и ту целостность, которая возникает в процессе взаимодействия жанров, будь то относительно самостоятельный период развития литературы или литературные направления нового времени. Наибольшей степенью этой целостности обладает творчество писателя, которое, по мнению М.Б.Храпченко, «представляет собой системное единство.»(XCI, T.4, 377)

В нашей работе мы обратимся не к исследованию жанрового своеобразия всего творчества И.С.Тургенева, а лишь к его наследию определенного периода (1864-1870-е годы), которое наименее всего исследовано с точки зрения жанра. В настоящей работе предпринята попытка обращения к творческим и философским предпосылкам появления таких произведений писателя, как «Призраки», «Довольно», «Странная история», «Степной король Лир», что позволит, в свою очередь, приступить к осуществлению анализа основных жанровых форм указанных произведений. Совокупностью указанных выше обстоятельств продиктована актуальность представленной работы, основными целями которой становятся:

- знакомство читателя с творчеством И.С.Тургенева в самый "таинственный” период его жизни – 60-70-е годы XIX века;

- исследование художественного мира писателя как целостной системы;

- выявление жанрового своеобразия его отдельных произведений.

Исходя из вышеперечисленных целей, установлены конкретные задачи работы:

- выявить и проанализировать мировоззренческие и эстетические принципы писателя;

- уточнить специфику жанровой поэтики Тургенева в указанный период творчества.

Во время работы использовалась литература, касающаяся проблемы литературных жанров, биографические сведения и материалы о творческом пути И.С.Тургенева.

Наиболее полной и точной монографией, посвященной литературным жанрам, является работа Л.В.Чернец «Литературные жанры (проблемы типологии и поэтики)», где исследовательница рассматривает следующий круг вопросов: роль жанровых категорий в процессе творчества и восприятия произведений, историческое изменение жанровых норм, жанровые группы (типы), выделяемые в динамике литературного процесса, поэтика нравоописательных произведений и т. д.

Среди других литературоведческих работ мы выделили для своего исследования труды М.М.Бахтина, Г.Н.Поспелова, В.Кожинова, идеи которых изложены наиболее полно.

Нас привлекла и работа В.М.Головко «Поэтика русской повести», где автор представляет свою концепцию жанра. Он считает, что изучение жанра предполагает раскрытие художественно-гносеологической природы литературного творчества. Авторское видение жизни «глазами» разных жанров – различно и по содержанию, и по форме. Каждое подлинно художественное произведение, будучи индивидуальным, сохраняет определенные жанровые черты.(XXV, 4) «Жанр, – писал М.Бахтин, – представитель творческой памяти в процессе литературного развития. Именно поэтому жанр способен обеспечить единство и непрерывность этого развития»(VII, 142). В.Головко считает, что методологически плодотворным является изучение поэтики жанра с позиций конкретного историзма. «Вечное» в любом жанре неотрывно от нового, традиционное – от изменчивого.(XXV, 4)

Обычно жанр рассматривается как содержательно-формальная категория. Считается, что это исторически сложившийся тип художественной конструкции, опредмечивающий определенное содержание. Структура произведения представляет собой идейно-эстетическую целостность. «В том случае, когда рассматривается способ формирования, организация произведения как эстетического целого, характеризуется его жанр», – писал М.Б.Храпченко (XCII, 269). Но способ формирования обусловлен жанровым содержанием. Поэтому важно подчеркнуть, что каждый жанр имеет свою проблематику, воплощающуюся в соответствующей форме. Исследуя жанровую структуру, можно понять, в каких формах отражается и познается действительность тем или иным писателем.(XXV, 4-5)

Ю.В.Стенник думает, что «жанр – это отражение известной законченности этапа познания, формула добытой эстетической истины»(LXXVI, 189).

Вряд ли целесообразно рассматривать жанр лишь как категорию художественного содержания, или формы литературного произведения. Жанр выражает ту или иную эстетическую концепцию действительности, которая раскрывает свое содержание во всей идейно-художественной целостности произведения.

Из литературы биографического характера, посвященной описанию жизненного и творческого пути И.С.Тургенева, мы использовали следующую: Шаталов С.Е. «Проблемы поэтики И.С.Тургенева»; Батюто А.И. «Тургенев – романист»; Петров С.М. «И.С.Тургенев. Творческий путь»; монографии А.Б. Муратова, П.Г. Пустовойт, Г.Б. Курляндской и др., важную с точки зрения определения мировоззренческих и эстетических взглядов писателя, значения его литературного творчества рассматриваемого периода.

Исходя из вышеперечисленных задач и целей исследования, целесообразно употребление следующего терминологического аппарата:

Род литературный – одна из трех групп литературных произведений – эпос, лирика, драма, – вычленяемых по ряду признаков в их единстве (предмет изображения и отношения к нему речевой структуры, способы организации художественного времени и пространства).

В.Е.Хализев (XC, 90).

Жанр литературный – исторически складывающийся тип литературного произведения (роман, поэма, баллада и т. д.); в теоретическом понятии о жанре обобщаются черты, свойственные более или менее обширной группе произведений какой-либо эпохи, данной нации и мировой литературы вообще. Содержание понятия непрерывно изменяется и усложняется; с этим отчасти связана недостаточная разработанность теории жанра.

В.В. Кожинов (XXXVI, 106-107).

Повесть – эпический прозаический жанр; тяготеет к эпичности, к хроникальному сюжету и композиции. Средняя форма эпической прозы. При этом имеется в виду объем, охват событий, временные рамки, особенности строения (сюжета, композиции, системы образов и т. д..)

В.В. Кожинов (XXXIX, T.6,814-815).

Новелла – литературный жанр, сопоставимый с рассказом по объему, а по структуре противопоставляемый ему. Небольшое, очень насыщенное событиями, экономно о них рассказывающее повествование с четкой фабулой; ей чужда интенсивность в изображении действительности и описательность; она скупо изображает душу героя. В новелле должен быть неожиданный поворот, от которого действие сразу приходит к развязке.

А.В. Михайлов (XLVII, 306-307).

Рассказ – малая эпическая форма художественной литературы – небольшое по объему изображенных явлений жизни, а отсюда и по объему текст, прозаическое произведение. Рассказ создается на основе творческого воображения; сюжет основан на конфликте.

Г.Н. Поспелов (LXV, 318).

Очерк – разновидность малой формы эпической литературы, отличается от других её форм, рассказа и новеллы, отсутствием единого, быстро разрешающего конфликта и большей развитостью описательного изображения, обладает большим познавательным разнообразием.

Г.Н. Поспелов (LXVI, 263-264).

Автобиография – описание своей жизни, литературный жанр. Основа автобиографии – работа памяти. Жанр автобиографии близок мемуарам; сосредоточена на психологических переживаниях, мыслях и чувствах автора. Автобиография пишется обычно от первого лица.

А.Ю. Наркевич (LII, 70-71).

Путешествие – литературный жанр, в основе которого описание путешественником (очевидцем) достоверных сведений о каких-либо странах, народах в форме заметок, дневников, очерков, мемуаров.

В.М. Гуминский (XXVIII, 314-315).

Предание – в народнопоэтическом творчестве устное повествование, содержащее сведения о реальных лицах и достоверных событиях.

В.П. Аникин (XXXIX, T.5, 955-956).

Сказка – литературный жанр, преимущественно прозаическое, волшебного, авантюрного или бытового характера с установкой на вымысел.

Э.П. Померанцев (XXXIX, T.6, 880).

 

Глава 1. Проблемы теории жанра в

литературоведении.

По сей день проблема разработки теории жанров считается в литерату-роведении наиболее сложной. Это связано с тем, что понимание жанра у раз-личных исследователей отличается друг от друга коренным образом. Вместе с тем, все признают эту категорию центральной, наиболее всеобщей, универсальной, и в то же время вполне конкретной. В жанре отражаются черты самых разнообразных художественных методов, школ, направлений литературы, и в нем же получают свое непосредственное отражение литературное творчество. Без знания законов жанра нельзя оценить индивидуальные художественные достоинства того или иного писателя. Поэтому литературоведение все больше внимания уделяет жанровым проблемам, поскольку жанром произведения определяется эстетика художественного произведения.(LXXXVII, 242)

Существуют разнообразные концепции жанра; взятые вместе, они образуют весьма пеструю картину. Сопоставление различных концепций жанра полезно не только для уяснения самой проблемы, но и с методологи-ческой точки зрения. Литературный жанр занимает в системе литературоведческих понятий центральное положение. В нем скрещиваются и находят свое выражение важнейшие закономерности литературного процесса: соотношение содержания и формы, замысла автора и требований традиции, ожиданий читателей т. д. Ниже в работе будет произведен обзор основных точек зрения, касающихся вопроса теории жанра.

1.1.Типологии жанров в истории литературоведения

( Г.В.Ф. Гегель, А.Н. Веселовский )

Вопрос о преемственности в развитии жанров, об исторически повто-римых признаках, обнаруживаемых в многообразии отдельных жанров, в истории литературоведения наиболее глубоко поставлен учеными, изучав-шими литературу в тесной связи с общественной жизнью.

Теории Гегеля и А. Веселовского являются классическими: эстетика Гегеля – вершина немецкой идеалистической эстетики; историческая поэ-тика русского ученого – несомненная кульминация академической науки. На фоне многих различий их трудов отчетливо видна близость (хотя и не тож-дественность ) некоторых результатов в области изучения жанров, достигну-тых на основе исторического подхода к литературе. Обе концепции сближа-ет прежде всего типология жанров художественной словесности, в основу которой положен содержательный критерий, доказательство исторической стадиальности возникновения жанровых типов.

В жанровой теории Гегеля ярко проявился принцип историзма, дискре-дитировавший апелляцию к незыблемым авторитетам и неизменным прави-лам поэзии. Данный принцип выполняет не столько роль описывающего фактора, сколько объясняющего жанровую дифференциацию, прослеживаю-щего генезис важнейших жанров.

Следует отличать гегелевскую теорию поэтических родов – эпос, лири-ка, драма, - которые выделяются по принципу разного соотношения объекта ('' мир в его предметном значении '') и субъекта ('' внутреннего мира '' челове-ка ) (XX, T.14,225), от его теории жанров.

Для теории жанров Гегель вводит другую пару понятий – ''субстанци-альное ''( эпос ) и ''субъективное''( лирика ). Но и эпос, и лирика, и драма способны выразить как субстанциальное, так и субъективное содержание.

Для понимания гегелевской теории жанров необходимо уточнить значе-ние понятий субстанциального и субъективного. Субстанциальное, по Гегелю, - это ''вечные, управляющие миром силы'', ''круг всеобщих сил'' (XX, T.12,201-202); истинное, разумное содержание искусства; идеи ,имеющие всеобщий интерес. Субстанциальному противостоит субъективное содержа-ние как стремление отдельного индивида. Отсюда видно, что Гегель отрыва-ет субстанциальное от действительности, т. е. субъективного.

В противопоставлении субстанциального (истинного) субъективному (случайному) проявились сильные и слабые стороны философии Гегеля. Пос-кольку субстанциальное истолковывалось идеалистически, то оно отрыва-лось от субъективного, оценивавшемуся негативно. Отсюда гегелевская не-дооценка активности самого художника – субъекта, который должен всецело погрузиться в материал и менее всего думать о выражении своего ''я''. Е.Г. Руднева вообще считает этот момент ''самой уязвимой стороной гегелевской теории'' (LXX, 84). Отсюда вытекает и иерархия жанров: так, сатира, изобра-жающая мир, лишенный субстанциального содержания, непоэтична.

Гегелевское субстанциальное понималось как всеобщее не только в зна-чении божественного предначертания, но и как общественное. Отношения общества и индивида – другой важный критерий содержательной жанровой дифференциации у Гегеля. Историзм Гегеля заключается в том, что он рас-сматривает жанры прежде всего как художественную проекцию определен-ной стадии развития общества. Объясняя возникновение, расцвет, угасание родственных по содержанию групп жанров, Гегель исходит из стадиальности общественного развития.

В характеристике жанров он последовательно рассматривает ''общее сос-тояние мира'', являющееся почвой данного жанра; отношение автора к свое-му предмету; основную коллизию жанра; характеры. ''Общее состояние ми-ра'' выступает почвой содержания жанра. Почвой эпопеи является ''век геро-ев'' (''дозаконный век''), почвой романа – эпоха развитого государства с уста-новившимся законопорядком, сатиры и комедии – неразумный существую-щий порядок.

Из различных предпосылок эпопеи, романа и сатиры вытекают колли-зии, типичные для этих жанров. Для эпопеи более всего подходит военный конфликт, ''вражда чужеземных наций'' (XX,T.14,245), имеющая всемирно-историческое оправдание. Соответственно, герой эпопеи ставит себе субс-танциальные цели и борется за их осуществление. Герои и коллектив едины. В романе обычная коллизия заключается по Гегелю, ''между поэзией сердца и противостоящей прозой отношений, а также случайностью внешних обстоятельств'' (XX,T.14, 273).

Эта коллизия отражает разъединение личного и общественного. Герой и окружающее его общество противопоставлены. Коллизии сатиры и комедии, по Гегелю, не являются художественной проекцией жизненной коллизии, ее создает отношение поэта к предмету. Поэт создает ''образ испорченной дейс-твительности так, что эта испорченность разрушается в самой себе вследст-вие собственной нелепости'' (XX,T.13, 85). Естественно, что в данной ситуа-ции нет места истинным характерам. Герои ''неразумны'', ''неспособны ни к какому подлинному пафосу'' (XX,T.14, 384).

Итак, эпопея, сатира (комедия), роман отражают в теории Гегеля три последовательные стадии в развитии общества; их коллизии выводятся из ''общего мира'' (в сатире) и из отношения поэта к этому состоянию. В то же время недооценка Гегелем активности автора, его субъективности в создании эпопеи и романа упрощает содержание этих жанров.

Некоторые положения гегелевской теории жанров нуждаются в коррек-тировках, как, например, недооценка философом поэтического значения са-тиры; неправомерность отрицания Гегелем героических ситуаций за предела-ми ''века героев''; отрицание возможности ''истинных'' эпопей в современную ему эпоху и др.(XCIV, 25-35)

Гегелевская теория жанров имела много последователей, в т. ч. В.Г. Бе-линский развивал ее. В статье ''Разделение поэзии на роды и жанры'' критик дал характеристику литературных жанров, связав их с задачами русского ли-тературного и общественного развития. Важнейшие новаторские положения этой теории направлены на преодоление критиком гегелевского отношения к сатире, на признание романа и повести господствующими жанрами совре-менной поэзии, свидетельствовавшее о чуткости В.Г. Белинского к процессу перестройки жанровой системы; на более строгое и отчетливое применение перекрестного принципа жанровой классификации. (Об этом: Мордовиченко Н. Белинский и русская литература его времени. М.-Л.,1950; Ганичева В.И. Вопросы теории романа в критике Белинского.- Учен. зап. Ленингр. Ун-та, 1957, вып. 30; Поляков М. Поэзия критической мысли. М.,1968).

Оригинальная концепция Александра Веселовского во многом перекли-кается с гегелевской типологией жанров. Он также связывает историю жан-ров с развитием личности; определенная стадия в отношениях личности и общества порождает то или иное содержание (эпопеи, романа). Но все это дано у Веселовского в ином концептуальном и методологическом контексте.

Понимание жанровой теории Веселовского затрудняет терминологи-ческая нерасчлененность в ней вопросов, связанных с литературным родом, и вопросов, связанных с жанром. Теория Веселовского выявляется при сопос-тавлении таких его работ как ''История или теория романа?'', ''Из истории раз-вития личности'', ''Три главы из исторической поэтики'' и др.

Как отмечает Л.В. Чернец, Веселовский занимался в основном изучени-ем литературных родов, но предложенные им критерии различения родов по содержанию скорее охватывают жанровые различия (XCIV,37). Собственно родовым остается формальное по способу изображения различие родов. Гипотеза о синкретизме первобытной поэзии и дальнейшей дифференциации родов говорит о формах, но не о содержании искусства. Содержание же не дифференцируется из синкретизма, но рождается в следующей последова-тельности: эпос, лирика, драма. Веселовский подчеркивает, что развитие форм и содержания родов не совпадает, он стремится строго отделять ''воп-росы формы от вопросов содержания''.(XVI, 398)

Веселовский занимался главным образом генезисом содержания родов, но не дальнейшим его развитием. Возможно именно поэтому у него остается открытым вопрос о критериях родовых различий (по содержанию) в новой литературе, где индивидуально-субъективное начало проникает во все роды поэзии.

Изучая содержание родов. Веселовский, по сути дела, изучал всегда од-ну проблему – историю развития личности и ее постепенное отражение в ли-тературных родах. В сущности, речь идет об исторической стадиальности в развитии содержания искусства, в произведениях всех родов.

В теории Веселовского намечены три последовательные стадии в отно-шениях личности и общества:

1.''Общность умственного и нравственного кругозора, невыделенность личности в условиях рода, племени, дружины'' (эпос);

2.''Прогресс личности на почве группового движения'', индивидуализа-ция в рамках сословного выделения (древнегреческая лирика и лирика сред-них веков, древнегреческий и рыцарский роман);

3.''Общее признание человека'', разрушение сословного и торжество личного принципа (новелла и роман Возрождения)(XVI,400-401).

Таким образом, литература во всех ее родах запечатлевает динамику в отношениях личности и общества.

Сильной стороной теории Веселовского по сравнению с гегелевской яв-ляется доказательство им субъективности творчества на всех стадиях разви-тия его, во всех жанрах. У Гегеля коллизии и характеры эпопеи и романа яв-ляются как бы прямой, без призмы авторского мировоззрения, проекцией об-щего состояния мира, лишь в анализе сатиры автор активен. Веселовский подчеркивал идейную направленность, субъективность творчества как неотъ-емлемое его свойство. Таким образом, от гегелевского противопоставления объективного и субъективного творчества Веселовский направляет свою мысль на изучение различий в самой субъективности. Только через ее изуче-ние можно понять содержание и эпопеи, и лирики, и романа, в то числе и жанровое содержание их в его конкретности.

Типологии жанров у Веселовского и у Гегеля, при всех их различиях, сходны в одном: выделенные типы содержания отражаютреальные отноше-ния личности и общества. Эти типы содержания устойчивы, т. к. основанием деления служат эпохальные сдвиги в отношениях личности и общества. Намечены, как видно, три художественные проекции отношений личности и общества, представленные во всех родах поэзии.

Типологии жанров у Гегеля и у Веселовского сохраняют свою ценность для современного литературоведения. Но принцип перекрестной классифика-ции только намечен в обеих концепциях, о чем свидетельствует неразрабо-танность терминологии и, самое главное, вопросов жанрового своеобразия художественной формы.

1.2.Современное западное литературоведение о

проблеме жанра.

Западное литературоведение в значительной мере отличается от отечест-венного. Наиболее широко жанры исследованы в концепции Р.Уэллека и О. Уоррена. Они говорят, что литературный жанр – это не фикция; литератур-ными жанрами, по их мнению, можно считать ''установленные правила, ко-торые одновременно определяют и определяются манерой писателя''(LXXXVII, 242).

Эти два исследователя сравнивают литературные жанры с институтом в том смысле, в каком институтом является церковь, университет или государ-ство. В рамках существующих институтов можно прозябать, можно и само-выражаться, а можно оставаться в старых, не разделяя выработанные ими нормы, можно, наконец, вступать в новые институты и реорганизовывать их. (LXXXVII, 243).

По мнению Уоррена и Уэллека, теория жанров представляет собой некую упорядоченность, которая помогает классифицировать литературный процесс не с помощью категорий времени и места (периодизация и язык), но с помощью чисто литературных категорий, которые как бы представляют собой определенный вид организации и структуры литературного произведе-ния. К таким чисто литературным категориям относится и жанр. Жанр как литературная структура, по идее исследователей, может применяться при критическом, оценочном подходе к художественному произведению, в отли-чие от исторического подхода, когда подобные структуры не используются.

Поскольку все новые и новые произведения своим появлением раздвига-ют рамки жанров, то Уэллек и Уоррен считают, что жанры не устанавлива-ются раз и навсегда: ''Вообще, всякий индивидуальный критический подход означает обнаружение нового родового звена, новой жанровой моде-ли.''(LXXXVII, 243-244) Поэтому, жанры – это вторичные образования.

Исследователи считают, что в XVII и XVIII веках понятие жанра не вы-зывало сомнений, он был реальностью. Тот факт, что существуют различные жанры и что их не следует смешивать, есть догмат веры классицизма. Но если обратиться к теории классицизма за определением жанра или попытаться узнать, существовал ли метод, благодаря которому можно отличить один жанр от другого, то окажется, что это определение нигде толком не было из-ложено. Для многих классицистов само понятие жанра представлялось настолько самоочевидным, что они не давали ему определения.

Жанром Уэллек и Уоррен условно называют группу литературных произведений, в которых теоретически выявляется общая ''внешняя'' (размер, структура) и ''внутренняя'' (настроение, отношение, замысел, иными словами - тема и аудитория) форма. Подчас изменения как внешние, так и внутренние приводят к новым жанровым категориям: элегия в английской поэзии, подоб-но элегии греческой, писалась элегическими куплетами или дистихами… Но вот Грей пишет свою ''элегию'' уже не куплетами, а героическим катреном, после чего элегия в английской литературе – это уже не интимный жанр, на-писанный в смысловом отношении куплетами. (LXXXVII, 248)

Обычно считается, что, начиная с XVIII века и далее категория жанра теряет четкие очертания, модели жанров распадаются. Некоторые исследова-тели даже указывают на то, что период от 1840 до 1940 года представляет собой своего рода литературную аномалию, но, что рано или поздно литера-тура вновь станет жанровой.

Уэллек и Уоррен же считают, что правильнее было бы говорить, что концепция жанров не вовсе исчезла, а претерпела в XIX веке изменения. С одной стороны, жанров стало больше, с другой – с появлением дешевых изданий жизнь жанров стала быстротечней, они стали претерпевать стреми-тельные превращения.(LXXXVII, 251)

Нужно помнить, что классическая и современная теории отличаются друг от друга. Если классический подход – по сути своей теория направляющая и поучающая, то современная носит дискриптивный характер. Современная теория не ограничивает число возможных жанров. В ее основе лежит положение, что традиционные жанры могут смешиваться, образуя новые жанры. Современные жанры основываются на взаимоисключаемости, соединяемости, срастании. Упор теперь делается не на отличие одного жанра от другого, а на обнаружение общих черт, нахождение того, что явилось бы своего рода знаменателем для нескольких жанров. Исследователи пишут:''Удовольствие, получаемое от литературного произведения, обуслов-лено чувством новизны – и одновременно узнавания знакомого… Поэтому жанр можно определить еще и как сумму эстетических приемов, доступных автору и уже известных читателю. Хороший автор, сообразуясь с особен-ностями жанра, в котором он творит, в то же время раздвигает его грани-цы…'' (LXXXVII,252-253)

Теория Уэллека и Уоррена, понимающая литературный жанр как форму произведения, относится к формальному методу литературоведения.

Проблема соотношения содержания и формы в литературном произве-дении в связи с литературным жанром четко представлена в работе Н. Пир-сона ''Литературные формы и типы, или защита Полония''. Работа появилась в 1940 году, но до сих пор не утратила актуальности для жанрологии. По Пирсону, сущность литературного творчества – это создание формы. В изу-чении литературных форм ученый видит главную цель литературоведения.

По-другому решает эту проблему чикагский ученый Э. Олсон. Он своеобразно продолжает Аристотеля, перенося принципы деления (по пред-мету, средствам и способу подражания) на современную литературу. Деление произведений по предмету приводит к такой схеме: один характер в замкну-той ситуации – лирика; два или более характеров в одной замкнутой ситуа-ции – сцена во французской классической трагедии т. д. Размеры жанров объясняются различиями в предмете подражания.

Вышеизложенные теории сходны в одном – в формалистической интер-претации жанра.

Существуют и другие оригинальные концепции. Например, биологичес-кая теория Ф. Брюнетьера (жанры рождаются, живут, достигают своего расцвета и умирают, подобно живому существу).

Теория Б. Кроче исходит из того, что художественное произведение является выражением интуиции, неделимым и единым. Жанр итальянский ученый объявил ''предрассудком'', и в его аргументации были рациональные моменты. Так, он справедливо подчеркивал высокую степень абстракции, заключенную в понятии жанра.

Продолжением крочеанской традиции в отношении к жанрам в литера-туроведении явилась т. н. Вулканическая теория, согласно которой создание произведения подобно извержению вулкана, оно не только не предусмот-рено, но необъяснимо. Сторонники этой теории защищали свободу гения от оков жанра.

В стуктуралистских работах интерес к жанрам падает. Как отмечает в анализе французского структурализма Л. Г. Андреев, эта школа ''во главу угла поставила уничтожение границ между всеми жанрами'' (IV, 100-101).

В психологической концепции за основу жанровых категорий приняты психологические отношения человека (читателя, писателя) к миру, эмоцио-нально окрашенные градации человеческого восприятия. Жанровые различия связываются не с формальными признаками произведений, а с типами обще-человеческих эмоций, психологической атмосферой произведений. Уязви-мым моментом этой теории является разрыв между типологией и историей жанров как конкретных литературных образований со своей поэтикой. В русле психологического направления работали такие исследователи как П. ван Тигем, Э. Бентли, Дж. Клайнер, К. Берк и др.

Однако, все эти теории в значительной мере обесцениваются за счет антиисторического подхода к литературе.

1.3. Разработка типологии жанров в отечественном

литературоведении XX века.

· Формальная школа (Тынянов Ю.Н.)

Вопрос о преемственности жанрового развития, о перспективах и принципах типологии жанров стал обсуждаться начиная с 1960-х годов. Формалисты понимали под жанром формальную структуру произведения, которая имела для них самодовлеющее значение. Формалисты занимались ''эволюцией'' жанров, в том числе и Ю.Н.Тынянов. Несмотря на то, что Тынянов ''принес с собой два неотъемлемых свойства своего научного мышления – чрезвычайный интерес к смыслу, к значению эстетических явлений и обостренный историзм,… которые должны были разрушить изнутри первоначальную доктрину формальной школы'' (XXIII, 90), однако формалистическая схема ограничивала, сковывала исследователя. Его литературоведческие труды пронизаны историзмом. Подобное стремление к исторической точности проявилось, прежде всего, в принципе системного подхода к литературным явлениям, в том числе к жанру.

Жанр рассматривается как элемент жанровой системы определенного периода: ''…Изучение изолированных жанров вне закона той жанровой системы, с которой они соотносятся, невозможно…''(LXXXV, 275-276).

Введение понятия жанровой системы, констатация переменности объемов, внимание к жанровым нормам – все это было перспективным в концепции Ю.Н.Тынянова. В то же время вопрос о связях между различными жанровыми системами данная концепция не разъясняла; более того, она исключала его сколько-нибудь серьезное значение. Как утверждал исследователь, устойчивым в жанре второстепенным признаком является величина, существенные же признаки ''смещаются''. Становится ясно, что давать статистическое определение жанра, которое покрывало бы все явления жанра, невозможно – жанр смещается. Т.о., Тынянов отказывается от понятия жанра как относительно устойчивого типа произведений.

Отказ Тынянова видеть общие черты в жанрах – элементах разных жанровых систем в значительной мере объясняется исходными формалистическими посылками. Если принцип системности, или учета взаимодействия всех сторон литературных явлений, был глубоко плодотворным, то структура системы (произведения, жанров, направления) истолковывалась формалистически, что лишало историзм Тынянова подлинной глубины.

Ведущим в системе выступало не содержание, а так называемый конструктивный принцип, т.е. приложение конструктивного фактора к материалу, который выступали в различных комбинациях. С изменениями конструктивного принципа и связывал Тынянов жанровые ''смешения''. Упадок одних жанров и расцвет других объяснялся изменением ''установки на то или иное назначение или употребление конструкции''. В основе тыняновской теории жанровых изменений лежала общая форма, формалистическая схема ''автоматизация – ощутимость'', сводившая задачу писателя к ''отстранению формы''.

Конструктивные преобразования происходят в литературе постоянно, поскольку они вызываются сравнительно быстрой ''автоматизацией'' старой формы. Интенсивно происходивший в русской литературе XIX-XX веков процесс перестройки формальных структур, по-видимому, подтверждал этот тезис. Отсюда в концепции Тынянова следует подчеркнуть динамику жанра, ''смещение'' жанровых признаков, понимаемых как конструктивные особенности произведений. Устойчивость жанра его интересует гораздо меньше, чем противоположность ''старого'' и ''нового'', которая находит большее обоснование в формалистической теории. В сменяющихся по закону антитезы конструктивных принципах, в постоянном ''отстранении'' формы трудно было проследить преемственность жанрового развития.

· Социологический метод Г.В.Плеханова.

Сторонники социологического изучения литературы объявили решительный бой попыткам формалистов найти законы имманентного развития художественного творчества, в том числе литературных жанров. Однако социологисты, хоть и другими путями, чем формалисты пришли к тому же финалу – растворению устойчивого ядра жанров в динамике стилевых изменений.

Самым значительным опытом применения социологического метода к изучению литературных жанров оставалась написанная еще в 1905 году статья Г.В. Плеханова ''Французская драматическая литература французская живопись XVIII века с точки зрения филологии''. Смена жанров и их последующие, обновленные варианты предстают в интерпретации Плеханова зеркалом общественной перестройки. В то же время Плеханов не прямолинеен в определении зависимости литературной формы от социально-психологических детерминант. Включая в объем жанра и содержательные и формальные черты произведений, он подчеркивает ведущую роль содержания и возможность ''консерватизма'' формы. При точности плехановской диагностики причин жанровых трансформаций, она оставляла в тени проблему жанровой преемственности.

Известно, что тенденции классового подхода к литературе проявилась в литературоведении 20-х годов. Под жанром понималась только формальная организация, общие признаки поэтической конструкции. Существенным недостатком данной теории являлась упрощенная трактовка содержания произведений, прямолинейно выводившаяся из классовой психологии авторов, которая, в свою очередь, столь же прямолинейно выводилась из экономического положения данного класса. (XCIII, 8) Задачей исследователя было соотнесение того или иного жанра с определенным классом на определенной стадии его развития. В связи с тем, что в обществе происходила борьба классов, каждый из которых по-своему использует сходные литературные приемы, последние, взятые отдельно, еще не дают оснований говорить о единстве жанра. Организующим началом жанра является классовая психология (''психоидеология''). Поэтому традиционные жанровые названия (басня, роман) для социологистов являются препятствием. Жанр всегда бытует в конкретной исторической и социальной среде, и только изнутри ее можно осветить всю конструкцию. Характерным для данной методологии было частое соотнесение жанра со стилем, а не с литературным родом. Подчеркивалась зависимость не стиля от жанра, а, наоборот, жанр определялся стилем, наиболее же общие, родовые признаки произведения мало учитывались при характеристике жанра.

Стремление социологистов исходить из социальных предпосылок развития литературы и ее жанров составляло жизнеспособное, перспективное начало их теорий.

Интерес к устойчивым признакам литературных жанров, к жанровой типологии в 60-е годы был одним из важнейших симптомов преодоления упрощений, характерных на первых порах для социологического метода в литературоведении.

· Жанровая классификация М. С. Кагана

Теория М.С.Кагана известна как проект четырехсторонней жанровой классификации. В своей перекрестной классификации жанров искусства он стремится проследить ''четыре основные направления жанрового варьирования способности искусства осваивать мир''. (XXXII, 423) Жанры дифференцируются ''в тематической плоскости'', по ''познавательной емкости'' (повесть – рассказ), в ''аксиологической плоскости'' (трагедия – комедия), а также ''по типу создаваемых искусством образных моделей'' (очерк – басня, притча), каждый из этих принципов имеет свои ''структурные последствия''.(XXXII, 412-418) При плодотворности исходных методологических посылок (последовательное применение принципа перекрестной классификации, содержательные критерии деления, внимание к структуре, ее строгое обоснование), схема Кагана во многом спорна, во всяком случае, в применении к литературе. Так, крайне условны предлагае-мые тематические или сюжетно-тематические разграничения (в прозе выделены ''любовно-психологический, социально-аналитический, житейский, рыцарский, плутовской, военный, детективный жанры'' и т. д.), поскольку ведущим в содержании является все-таки проблемный уровень. Возможность нетрадиционного освещения темы, ''спора'' между темой и проблемой не учитывается. Кроме того, в лирике, вследствие широты ее образных ассоциаций, вообще чрезвычайно трудно выделить одну тему. Возможно, эти и другие вопросы были бы сняты при дальнейшей разработке концепции, пока это только эскиз, привлекающий внимание своей теоретической смелостью в применении принципа перекрестной классификации жанров.

1.4. Типология жанров Г.Н.Поспелова

Интерес к родовым и жанровым свойствам произведений словесного искусства у наших критиков и литературоведов очень велик. Последовательным интересом к типологии жанров отличается жанровая концепция Г.Н.Поспелова. Наметившаяся еще в 40-е годы, она впоследствии неоднократно излагалась ученым, развивавшим и уточнявшим отдельные положения.

Поспелов считает, что в осознании сущности литературных родов очень часто происходит отождествление внешних свойств художественных текстов с основными, более содержательными и глубокими его особенностями. Повествовательность текста произведения принимается за показатель его эпичности, медитативность текста – за показатель его лиричности, диалогичность произведения – за принадлежность его к драматическому роду. Однако повествовательность, медитативность, диалогичность текстов могут возникать в произведениях всех трех родов, и эти свойства формы произ-ведения не определяют их содержательных родовых особенностей. Термины роды и жанры не имеют собственно литературной специфики, поэтому их можно понимать в отвлеченном смысле. По мнению Поспелова, так их и понимают многие литературоведы, ''полагая, что жанры – это виды того или иного литературного рода в логическом значении данных слов. Но по существу это, конечно не так… Жанры не являются видами литературных родов, потому что сущность жанра совсем иная, чем сущность рода…''(LXI, 13)

Вообще, Поспелов всегда стремился к предельной терминологической точности. Ученый считает необходимым создание системы жанровых обозначений, разработку и последовательное рпименение литературовед-ческой терминологии жанров. Он подчеркивает, что на этом пути так или иначе неизбежен разрыв с исторически сложившейся полисемией традиционных жанровых названий, что нужно превратить их в термины. Так, под романом предлагается понимать ‘'большое произведение романического жанрового содержания, прозаическое или стихотворное''(LXI, 17), под повестью – ''эпическое произведение среднего объема''(LXI, 17-18), безотносительно к воплощаемому в нем жанровому содержанию и т. д. С другой стороны, исследователь вводит условные термины: национально-исторические, этологические (нравоописательные), романические группы жанров.

Ученый указывает на существенные различия национально-исторического (героического) и романического жанрового содержания. Но в мировой литературе существует много произведений с иным жанровым содержанием, которое можно назвать ''нравоописательным''. ''Если произ-ведения национально-исторического жанрового содержания познают жизнь в аспекте становления национальных обществ, если произведения романичес-кие осмысляют становление отдельных характеров в частных отношениях, то произведения ''этологического'' жанрового содержания раскрывают состояние национального общества или какой-то его части.''(LXI, 15) Таким образом, можно утверждать, что в понимании Поспелова, национально-исторические, романические и этологические жанры – это формы развития художественной литературы. Поспелов выделяет и четвертую группу жанров – мифологическую, которая по времени возникновения считается самой ранней.

Ученый говорит, что по традиции эти жанровые формы осознаются нами как жанры. Мы говорим: жанр сказки, жанр песни, жанр рассказа, поэмы, повести и т. д. Это вошло в терминологический обиход и закрепилось в сознании литературоведов и критиков. ''Но чтобы верно решить проблему жанров, необходимо отрешиться от этих представлений''(LXI, 15).

Понятно, что системный характер используемой терминологии приводит в ряде случаев к оспариванию авторских жанровых названий произведений. Жанровые обозначения, применяемые Поспеловым, – это термины исследователя, для которого жанр – прежде всего единица в классификации произведений, проводимой на основании строго объективных критериев.

Цель, в свете которой принята и оправдана эта решительность в отстаивании права на условную терминологию, – построение типологии жанров, обнаруживающей преемственность в жанровом развитии литературы. Для Поспелова жанры не суть элементы жанровой системы определенного литературного периода, но ''явление исторически повторяющееся в разные эпохи, в развитии различных национальных литератур, в разных направлениях одной эпохи национально-литературного развития. Иначе говоря, жанры – явление не исторически конкретное, а типологическое''(LXII, 155). Функция жанра как знака литературной традиции, способствующего процессу эстетической коммуникации, связанные с ней конкретно-исторические жанровые нормы, переменность объемов жанров – все это не находит видимого отражения в концепции Поспелова, ориентирующей на изучение не многообразия отдельных жанров и их трансформаций, но жанровых типов или групп.

Характерно, что Поспелов, начиная с ранних работ, постоянно использует термин ''жанровая группа'', которое, по-видимому, точнее указывает на предмет его исследований, чем слово ''жанр'', прочно ассоции-рующееся в нашем сознании с традиционными жанровыми названиями, с ''языком'' не только литературоведов, но и литературно-художественной практики. Ученого интересуют, прежде всего, черты, объединяющие различные жанры в одну группу (например, сходство сатиры, идиллии, утопии как этологических жанров), а не специфика жанра в тот или иной период его эволюции. Так, исследователю романа и романических жанров нужно ''разглядеть в многосложности содержания художественных произведений такую его сторону, такой его исторически повторяющийся аспект, который и является жанровым аспектом, в наличии которого и заключается сущность жанра и его разновидностей.''(LXII, 156)

Исследования Поспелова ценны именно как опыт жанровой типологии, литературоведческой классификации, неизбежным условием которой было абстрагирование от всей конкретности коммуникативных функций тех или иных жанров, от вопросов жанровой семиотики.

Основанием типологии жанров, разработанной Поспеловым, является категория жанрового содержания – ''типологический, исторически повторяющийся аспект проблематики произведений.''(LXI, 15) С помощью этой категории можно проследить преемственность в жанровом развитии литературы. Мы уже упоминали, что ученый выделяет 4 группы жанров, возникающие в исторической последовательности, в связи с пробуждением в обществе соответствующих идейных интересов. При этом оговаривается возможность сочетания в одном произведении различных жанровых тенденций. Эти группы сосуществуют в литературе, вступая в разные соотношения на разных стадиях ее исторического развития.

По мнению Л.В.Чернец, оригинальность концепции Поспелова прояви-лась в вычленении этологической группы жанров как наиболее сильного конкурента романистики. Выделение нравоописания в самостоятельную группу корректирует распространенный тезис о превращении всей новой литературы в роман, восходящий к бахтинской антитезе эпоса и романа. Оно явилось следствием более узкой, чем у Бахтина, трактовки жанрового содержания: фактором жанорообразования выступает у Поспелова не только историческая тематика, в широком смысле слова, но и типологические (жанровые) особенности проблематики (XCIV, 96-97). Поспелов в своей теории относил к нравоописанию прозведения, которые Бахтин считал романами.

При сравнении различных редакций жанровой концепции Поспелова, можно заметить конкретные наблюдения над разной поэтикой произведений одной родовой формы – рассказа, повести, поэмы и др., которые привели к разработке жанровой типологии.

Г.Н.Поспелов делает вывод, что жанр – это не вид какого-нибудь отдельного рода, что жанровые и родовые свойства лежат в разных плоскостях содержания произведений и что делить произведения на роды и жанры можно только ‘'перекрестно''.(LXIV, 59) Перекрестные ряды стилевых сближений – по общности родовой формы (произведения сходны как повести, поэмы, пьесы) и по жанровой проблематике (романической, нравоописательной) – приводят к необходимости жанровой классификации, отражающей разную природу устойчивых признаков произведения, которые в совокупности и определяют типологическое своеобразие его жанра. Необходимо различать стилевые тенденции, вытекающие из жанровой проблематики, и гораздо более опосредованно связанную с содержательной сферой произведений традиционную композиционно-стилестическую структуру (повесть как средняя эпическая форма, поэма как стихотворное повествование и т. д.).

В сущности, в объем жанра входят и те и другие признаки, но важно видеть различие слагаемых, составляющих жанр. И, конечно, необходимо дальнейшее изучение жанрового содержания как стилеобразующего фактора, его роли в художественной системе произведения в целом.

Жанровая типология Поспелова имеет некоторые принципиальные точки соприкосновения с бахтинской теорией романа и романизированных жанров. При различном понимании романа методологически сходны в обеих концепциях признание ведущего значения содержательного начала жанров, стремление к построению функциональной поэтики жанровых групп. Сближает их и принцип перекрестной классификации: линии деления по жанровым группам не совпадают с родовой дифференциацией произведения. Такой принцип признается учеными наиболее перспективным.

1.5.Жанровая типология М.М. Бахтина

В разработку теории жанров большой вклад внес М.М.Бахтин, разработавший свою концепцию в основных чертах в 30-40-е годы. Конструктивность и в то же время противоречивость этой концепции получили большой научный резонанс и в отечественном и в западном литературоведении. Рассмотрим жанровую типологию, поскольку жанр – это одна из сквозных тем исследований Бахтина. Теоретически положения ученого не только широко известны, но можно говорить о, своего рода, моде на отдельные его формулы.

В жанровой концепции Бахтина можно выделить три круга проблем –

1. Жанры и внутренняя диалогичность произведения;

2. Жанры и структура произведения;

3. Жанры в истории литературы, их генезис и традиция.

Все эти проблемы связаны с типологией жанров.

Ø Жанры и внутренняя диалогичность произведения.

Бахтин в литературе видел не только ''организованный идеологический материал'', но и форму ''социального общения''.(XLV, 15) По Бахтину, процесс социального общения запечатлевался в самом тексте произведения. И автор-творец, и созданный им герой, а также читатель (''слушатель'') – все это живые силы, определяющие форму и стиль. Тезис о внутренней диалогичности произведения развивался исследователем в разных направлениях, но в основе своей оставался неизменным. Диалогическая природа творчества как бы выносилась за скобки при сопоставлении произведений разных родов и жанров. Эстетически значимое произведение всегда ''живое высказывание'', которое ''не может не задеть тысячи живых диалогических нитей, сотканных социально-идеологическим сознанием вокруг данного предмета высказывания, не может не стать активным участником социального диалога. Оно и возникает из него, из этого диалога, как его продолжение, как реплика, а не откуда-то со стороны подходит к предмету.''(IX, 90). Задача исследователя – ''слушать голоса и диалогические отношения между ними''(X, 372).

Бахтин понимает жанр как ''типическую форму целого произведения, целого высказывания''(XLV, 175) и переносит на него свойства произведения, связанные с внутренней диалогичностью литературы. Каждый жанр рассматривается как отшлифовавшийся в практике речевого общения тип диалогической ориентации; сопоставление литературных жанров с типическими формами высказываний в повседневной жизни позволило исследователю наглядно показать эту ориентацию. Т. о., литературные жанры также включены в процесс речевого общения.

Исследователь отмечает двоякую ориентацию жанров. Во-первых, авторы всегда учитывают при выборе жанра условия художественного восприятия:''…Произведение входит в реальное пространство и в реальное время, оно – громкое или немое, оно связано с храмом, или со сценой, или с эстрадой.''(XLV, 177) Во-вторых, жанры ориентированы на различные типы читателей:''…Для каждого литературного жанра в пределах эпохи и направления характерны свои особые концепции адресата литературного произведения, особое ощущение и понимание своего читателя, слушателя, публики, народа.''(X, 279)

''Вторичные'' (литературные) и ''первичные'' (например, бытовые) жанры, имея общие черты как высказывания, различаются по степени сложности. Они (''вторичные'') включают в свою конструкцию ''первичные'' жанры: реплики диалога, бытовые рассказы, письма и т. д. Специфика диалогической атмосферы литературных жанров заключается в том, что смена субъектов высказывания (отделяющая единицы речевого общения друг от друга) здесь разыгрывается самим автором; при этом произведение остается единым реальным высказыванием.

Суждения Бахтина о диалогической ориентации жанров заслуживают самого внимательного изучения. Одной из функций жанра является посредничество между писателем и читателем, с которым связано явление так называемого жанрового ожидания. Жанр не только категория художественного мышления писателя; в той или иной степени с жанровым репертуаром литературы знакомы и читатели, что подчеркивает сам факт адресованных им авторских обозначений жанра произведений. Жанр является как бы одним из мостов, соединяющих читателя и писателя.

Выбор жанра писателем, его трансформация так или иначе предполагают определенное представление о читателе, намечают русло, в котором будет протекать процесс художественного восприятия.

Достоинство предложенной Бахтиным программы исследования состоит в том, что в качестве исходного предмета анализа выдвигаются не высказывания писателей и читателей жанрах, не литературно-критические представления, господствующие в тот или иной период, но текст произведений. Этим теория Бахтина отличается от западных прагматических жанровых концепций, рационализирующих диалог между автором и читателем. Бахтин предлагает искать жанровый адресат по следам его ''предвосхищения'' в тексте. Так намечается конкретный характер исследования.

Ø Жанры и структура произведения.

В 20-е годы Бахтин выступил с острой критикой формализма, превращавшего произведение в ''вещь'', оцениваемую по законам материальной эстетики''. Стремясь преодолеть дихотомию содержания и формы, ученый противопоставил ей принцип ''содержательной формы'': ''…Сам же эстетический объект слагается из художественно-оформленного содержания (или содержательной художественной формы)''(IX, 49). Задача литературоведения – изучение соединения содержания и формы в контексте целого призведения-высказывания. При этом художественная форма четко отграничивалась от используемого лингвистического материала. Такой вариант теории ''содержательной формы'' был оправдан и очень перспективен. Однако, здесь не нашла отражения иерархичность художественной структуры.

Последовательный интерес ученого к жанрам вполне понятен: ведь это ''некие твердые формы для отливки художественного опыта''(IX, 447), т. е. яркие примеры содержательной формы. Заслугой Бахтина было доказательство содержательного своеобразия жанров. В его интерпретации жанры представали не как комбинация формальных приемов, но как ''формы видения и осмысления определенных сторон мира.''(IX, 332) Какой бы устойчивый жанровый элемент поэтической конструкции ни рассматривался ученым, он уясняется в своей содержательности.(XCIV, 80)




Реферат на тему: Взаимодействие жанров в произведениях И.С.Тургенева 1864-1870-х годов (дипломная работа)


Схожі реферати



5ka.at.ua © 2010 - 2017. Всі права застережені. При використанні матеріалів активне посилання на сайт обов'язкове.    
.